Централизуй и властвуй

“Солидарность” публикует третье интервью из серии бесед с учеными из Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов. Профессор Дмитрий Лобок в 2016 году исследовал с коллегами основные тенденции развития профдвижения в России и пришел к выводу, что укрупнение и слияние различных профсоюзов неизбежно. Как и централизация финансовых потоков в системе ФНПР. Но если первый процесс уже частично запущен, то для реализации второго, возможно, должно смениться целое поколение профсоюзных управленцев. Интересно, что заказчиком вышеуказанного исследования выступило Министерство труда и социальной защиты РФ: соцпартнеры интересуются, чего же им ждать от профсоюзов…

 

Интервью с профессором СПбГУП Григорием Бирженюком - см. "Солидарность" № 14, 2017
Интервью с профессором СПбГУП Андреем Васецким - см. "Солидарность" № 18, 2017

 

 
ИНТЕРЕСЫ И КОНФЛИКТЫ
 

- Дмитрий Владимирович, вы с коллегами в прошлом году провели исследование тенденций развития профдвижения. Так куда движется мир профсоюзный? И нужно ли знать об этом только причастным, или направление движения может быть интересно еще кому-нибудь?

 

- Это интересно всем, даже тем, кто отрицательно относится к профсоюзам. Даже тем, кто враждует с проф- союзами, по принципу “врага надо знать в лицо”. Когда наше исследование еще только начиналось, интерес уже проявляли все возможные инстанции. Работа была заказана Министерством труда - они и предложили тему. Но, конечно, ситуация в первую очередь интересна самим профсоюзам: о чем говорит анализ процессов внутри профсоюзного движения, какие здесь перспективы и т.д. Да и работодателям полезно знать, что их ждет, закончится ли для них эта “лафа” или нет…

 

- А что за “лафа” такая у работодателей?

 

- В 90-е годы работодатель был раскрепощен, у него руки не были связаны. Да, профсоюзы были, они боролись и выходили на улицы. Но, с другой стороны, и в сфере малого и среднего бизнеса, и многие крупные работодатели все-таки чувствовали себя спокойно, понимая, что на их предприятиях у профсоюзов нет серьезных протестных ресурсов. Только если работникам по полгода не платили зарплату …

 

С начала 2000-х годов ситуация стала меняться уже на государственном уровне. Когда принимали новый Трудовой кодекс, посыл работодателям был такой: “Ребята, мы вам дали в 90-е сделать первоначальное накопление капитала, мы часто закрывали глаза на то, как вы эти деньги делаете. А теперь другая ситуация, и мы понимаем, что люди, работники - это первоочередная ценность”.

 

- И с чего вдруг такие перемены в отношениях?

 

- Появился социальный заказ. Начинается возрождение военной промышленности. Пошли процессы импортозамещения. И теперь ресурсы надо вкладывать не только в закупку новых станков, а еще и в тех, кто на этих станках будет работать. У бизнеса наконец появилось понимание того, что рабочая сила хочет достойно зарабатывать и нормально жить. Молодежь получает сегодня, образно говоря, “три копейки”, и, для достойной зарплаты молодым людям надо еще лет десять - пятнадцать набираться опыта. Долго ли они будут молчать и терпеть? Или все же организуются в профсоюзы?

 

- То есть тенденции развития профсоюзов сегодня неразрывно связаны с молодежью?

 

- Разумеется, ведь профсоюзы - это, в первую очередь люди, со своими идеями и ценностями. Люди, и зачастую молодого поколения, идут в профсоюз, чтобы эти идеи реализовать. И надо понимать: профсоюз будет организацией, которая просто распределяет материальную помощь? Или которая все же начнет требовать правильного оформления коллективного договора, своевременной зарплаты и вообще контроля за финансовыми потоками предприятия?

 

- Можно ли влиять на эти тенденции целенаправленно? Или все происходит по принципу “вот так”?

 

- Влиять можно. Профсоюзами же не Господь Бог руководит, мы сами определяем цели и задачи. И от того, насколько правильно мы их поставили, насколько правильно оценили ресурсы для решения этих задач, и зависит вектор нашего развития. Но если мы ошиб-лись, решив, что пока все нормально и материальная помощь всех устраивает, то профсоюзный капитал будет просто “проедаться”. А люди скажут: зачем нам такой профсоюз? И будут правы…

 

- На пути к достижению цели часто сталкиваешься с большими трудностями. Например, для профсоюзов весьма болезненным остается вопрос финансовой дисциплины, когда решения по размерам отчислений и взносов принимаются, но не выполняются. И на последнем съезде ФНПР в 2015 году с трудом смогли принять резолюцию о перераспределении финансов между структурами разных уровней. Что же все время мешает?

 

- Здесь все просто - налицо конфликт интересов. До 1989 года все у нас было, что называется, в одном кулаке, включая и материальные ресурсы. С началом перестройки Михаил Горбачев и компания сделали все, чтобы профсоюзы децентрализовали свои финансы. Это была умышленная схема. Просто вынули важную деталь из механизма, и он начал работать вхолостую. Аналогично обрушили и аппарат КПСС, и экономику регионов, заявив при этом: “Берите суверенитета, сколько хотите”. Они прекрасно понимали, что любая крупная структура быстро рассыплется, если у ее подразделений появится возможность аккумулировать все деньги у себя. В результате у профсоюзов не стало фондов - ни на информационную работу, ни забастовочных, ни фондов солидарности. Руководство ФНПР уже тогда забило тревогу, и говорит об этом уже более четверти века: нужно централизовать средства. Но при этом неизбежный конфликт интересов между структурами также не сбросить со счетов...

 

- И как же грамотно разрешить этот конфликт?

 

- Традиционно сложный вопрос. Мы говорим, что нужна централизация, нужно укрупнение - это понятно всем, даже противникам этого процесса. Они обычно говорят так: мы согласны, только вы дайте гарантию, что у нас что-то останется из финансов и мы не окажемся с “голым задом”…

 

- А “верхи” не хотят давать таких гарантий?

 

- Напротив, они готовы. Но есть камень преткновения - первичные организации. Я не хочу никого ругать, там работают нормальные, достойные люди. Вопрос в том, что первичка сегодня, как правило, с деньгами. А почему председатель первички не хочет централизации финансов? Потому что он на эти деньги может распределять помощь, выдавать путевки, организовывать досуг и быть, образно говоря, “королем” у себя на предприятии. А при перераспределении финансовых потоков первички боятся лишиться этих мотивирующих людей рычагов и в результате потерять членов профсоюза. В то же время финансовая децентрализация отрицательно влияет на перспективы развития профсоюзов, мы просто “проедаем” эти деньги!

 

- И все же, как насчет гарантий?

 

- Существует устав профсоюза - он и есть гарантия. Там все указано, кто и что должен выполнять. Какие еще нужны гарантии? Гарантировать, что я буду соблюдать положения устава? Если не буду соблюдать - меня заменят. Здесь не в гарантиях дело, а в вопросе кадровом, для профсоюзов также остром. Хотя отмечу, что сегодня профсоюзы все-таки демократичнее многих других структур в России.

 

 
РУЛИТЬ БУДЕТ МОЛОДЕЖЬ
 

- И тем не менее, нынешнее положение профсоюзов в России в целом трудно назвать завидным.

 

- По сути, ситуация с профсоюзами - это отражение состояния экономики. У нас в стране где-то 21 миллион членов профсоюзов ФНПР плюс еще полмиллиона в Конфедерации труда России. Это работники крупных производств и бюджетники. А где же все остальные? В России сегодня трудится порядка 70 - 80 миллионов человек. Где все эти люди заняты, по каким трудовым договорам? На сегодняшний день коллективными договорами в малом и среднем бизнесе охвачено всего около 3% наших предприятий, и этот беспредел выгоден бизнесу! Какая экономика в стране, какие социально-трудовые отношения в ней сложились - такие и профсоюзы…

 

- А каковы конкретные результаты вашего исследования? Какие сведения о профсоюзах получил его заказчик - Министерство труда?

 

- В первую очередь, они получили сведения о том, что профсоюзы в России сегодня представляют существенную силу. Упомяну при этом, что темпы сокращения численности членов профсоюзов замедлились: те, кто хотел уйти, уже ушли. Причем мы видим, что их уход был связан не с разочарованием в профсоюзах, а с уменьшением числа рабочих мест. Был даже момент, когда численность членов чуть выросла. И хотя пока перелома в ситуации не состоялось (и мы об этом честно пишем), но уже наметилась какая-то стабилизация.

 

Также мы показали, что так называемые “альтернативные” профсоюзы уже никакая не альтернатива ФНПР. Они не стали дружить с Федерацией, но уже начали перенимать методы ФНПР. Иначе бы остались в стороне. Сегодня необходимо, чтобы любой чиновник или работодатель понимал: играть на противоречиях между профсоюзами уже не получится.

 

Да, альтернативные организации будут бороться за количество членов, однако борьбы на взаимное уничтожение не будет. Все начинают понимать, что грызться между собой можно до бесконечности, однако есть общие проблемы, и их надо решать. Мы показали, что профсоюзы могут выступать единым фронтом. И с этой тенденцией государство должно считаться.

 

- Недавно на базе трех профсоюзов был создан новый - Роспрофпром. Такое слияние, укрупнение - тоже тенденция?

 

- Конечно, и укрупнение профсоюзов, на мой взгляд, неизбежно. Но опять-таки может помешать конфликт интересов. Уже были прецеденты. И даже сегодня, когда укрупнение неизбежно, у кого-то это вызовет бурю эмоций: мол, кому это нужно?! В то же время подгонять этот процесс не надо, он должен быть естественным.

 

- А надо ли подгонять тенденцию к уже упомянутой финансовой дисциплине?

 

- Я сторонник этой идеи. Когда выступаю где-нибудь в первичках - вроде все согласны, однако поднимают вопрос о финансах. Об этом мы уже говорили. Может быть, не подгонять, но говорить и писать необходимо. И, конечно, нужно готовить молодые профсоюзные кадры, сразу ориентируя их на это.

 

Газета "Солидарность" - www.solidarnost.org

 

 

 

 

 

Поделиться Facebook
Поделиться Twitter
Нравится
Please reload

Приглашаем посетить наш Профсоюзный Форум, где Вы сможете найти ответы на любые вопросы,

в том числе узнать о подробностях семинара.

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now